Академик Н. И. Вавилов

2-го октября 1941 года Вавилов был переведен из Бутырской тюрьмы во внутреннюю тюрьму НКВД, а 15-го октября ему было заявлено, что он получит полную возможность научной работы как академик и что это будет выяснено окончательно в течение двух-трех дней. Очевидно, речь шла о его работе в одном из тюремных институтов. 8-го августа 1941 года Вавилов обращается к Берии с просьбой дать ему возможность закончить в течение полугода составление “Практического руководства для выведения сортов культурных растений, устойчивых к главнейшим заболеваниям” , а в течение 6 – 8 месяцев закончить при напряженной работе составление “Практического руководства по селекции хлебных злаков” применительно к различным условиям СССР. Но он так и не получает ответа из НКВД. 29-го октября 1941 года Вавилова на поезде привозят в Саратов. Вавилов попадает в корпус, где содержали наиболее крупных общественных и политических деятелей. Здесь с ним вместе оказались редактор “Известий” Ю. М. Стеклов, философ, историк и литературовед, директор Института мировой литературы Академии наук СССР академик И. К. Луппол и другие крупные деятели. Сначала Вавилов сидел в одиночке, а затем он попал в камеру, где его соседями оказались И. К. Луппол и инженер И. Ф. Филатов. Несмотря на ухудшающееся здоровье, Вавилов не падает духом и ободряет товарищей. Вавилов держался очень стойко, был бодр и прочитал в камере 101 час лекций по биологии, генетике, растениеводству. Он был настроен оптимистически, много рассказывал о путешествиях. Виновником своего ареста он называл Лысенко. 17 В камере смертников Вавилов пробыл в общей сложности около года. За это время арестантов ни разу не вывели на прогулку. Им было запрещено переписываться с родными, получать передачи. Их не выпускали в баню и даже не давали мыло для умывания в камере. К весне 1942 года состояние Вавилова ухудшилось, и он тяжело заболел цингой. 25-го апреля 1942 года Вавилов пишет душераздирающее письмо Берии, в котором мольба о возвращении к труду. “Прошу и умоляю Вас о смягчении моей участи, о выяснении моей дальнейшей судьбы, о предоставлении работы по моей специальности, хотя бы в скромнейшем виде…” . Вавилов просит также разрешения повидаться с семьей или хотя бы что-нибудь узнать о ней. Но весной 1942 года в тюрьме разыгралась эпидемия дизентерии. Заболел и Вавилов. Но и это испытание не было для него последним. К двум академикам Вавилову и Лупполу, посадили какого-то умалишенного, который, пуская в ход кулаки и зубы, отнимал у них утреннюю пайку хлеба. В это время в Саратове жила, поселившаяся у своей сестры – учительницы, жена Вавилова, доктор биологических наук Е. И. Барулина. Но о том, что муж ее в Саратове, она не знала. Вавилов тоже ничего не знал о жене. Как не знал и о том, что в мае 1942 года, был избран членом Лондонского королевского общества. 18 Между тем 13-го июня 1942 года заместитель народного комиссара внутренних дел В. Н. Меркулов пишет председателю военной коллегии Верховного суда СССР Ульриху о Вавилове и Лупполе: “Ввиду того, что указанные осужденные могут быть использованы на работах, имеющих оборонное значение, НКВД СССР ходатайствует о замене им высшей меры наказания заключением в исправительно-трудовом лагере НКВД сроком на 20 лет каждому” . Президиум Верховного Совета СССР быстро принял постановление. Легко себе представить, с какой радостью Вавилов писал: “Настоящее постановление мне объявлено 4-го июля 1942 года” . Казалось, все будет хорошо. Вавилова и Луппола из подвала перевели в общую камеру на 1-ом этаже. Вскоре отправили в лагерь Луппола. Но Вавилов так и не дождался этого желанного для него теперь лагеря. Он заболел дизентерией и 24-го января 1943 года попадает в тюремную больницу, а через 2 дня его не стало. Перестало биться сердце одного из величайших ученых мира. 19

ПУТЕШЕСТВИЯ:

В свое первое путешествие, на Кавказ, Н. И. Вавилов отправился летом 1908 года, еще будучи студентом “Петровки” . Вместе с группой товарищей – членов кружка любителей естествознания прошел караванным путем по Северному Кавказу и Закавказью. Из этой экспедиции он привез свои первые коллекции.

В 1916 году Вавилов командируется военным ведомством в Иран для выяснения причин массового отравления хлебом в русских войсках. Это дало ему возможность начать изучение очагов происхождения и разнообразия важнейших хлебных знаков и других культурных растений, составившее основу всей его последующей деятельности. В том же году он проделал сложнейший маршрут из Ферганы на Памир. Уже в этом путешествии были обнаружены оригинальные формы безлигульных хлебных злаков, способствовавшие открытию закона гомологических рядов, и получены ценные данные о происхождении культурной ржи.

В годы преподавания в Саратове Н. И. Вавилов организовал изучение юго-восточных губерний Европейской России (Астраханской, Царицынской, Самарской и Саратовской) , послужившее основой для опубликования в 1922 году книги “Полевые культуры Юго-Востока” .

В 1921-1922 гг. во время поездки в Америку Вавиловым были обследованы обширные зерновые районы США и Канады.

В 1924 г. – экспедиция в Афганистан по основным земледельческим районам. Результаты ее позволили дать не только детальную характеристику разнообразия культурных растений и особенностей хозяйства страны, но и ее географо-экономическое и этнографическое описание. Читая сейчас этот объемистый, более 500 страниц, труд с массой фотографий и рисунков, с обширными приложениями-картами, схемами и описаниями маршрутов общей протяженностью около 5 тыс. км., сотнями измерений высот, указаниями о численности населения, числе домов, лавок и т. п., можно только удивиться гигантской работе, проделанной всего лишь двумя исследователями – Н. И. Вавиловым и Д. Д. Букиничем (часть вместе с В. Н. Лебедевым) . Было собрано свыше 7 тыс. образцов семян и колосьев культурных растений, около 1 тыс. листов гербария.

В 1925 г. экспедиции в Хивинский оазис и другие сельскохозяйственные районы Узбекистана.

В 1926 – 1927 гг. Н. И. Вавилов совершил путешествие по странам Средиземноморья – Алжиру, Тунису, Марокко, Ливану, Сирии, Палестине, Трансиорданиии, Греции, Италии, островам Сицилия, Сардиния, Крит, Кипр, Южной Франции, Испании, Португалии. По Суэцкому каналу и Красному морю, он приплыл во Французское Сомали, а оттуда – в Эфиопию (Абиссинию) и Эритрею. И в этой экспедиции караванные и пешие маршруты составили около 2 тыс. км. Семенной материал, собранный Николаем Ивановичем, исчислялся многими сотнями посылок, тысячами образцов. На обратном пути на Родину (1927 г.) Вавилов ознакомился с земледелием в горных районах Вюртемберга (Германия) , принял участие в Международном генетическом конгрессе в Берлине, выступив с докладом “О мировых географических центрах генов культурных растений” .

В 1929 г. он вместе с ботаником М. Г. Поповым совершил путешествие в северо-западную часть Китая – Синьцзян, а потом уже в одиночку, в Японию, на остров Тайвань и в Корею. Цель его – изучение особенностей сельского хозяйства.

В 1930 г. Н. И. Вавилов совершает экспедицию в Мексику и ряд стран Центральной Америки. Он объезжает все южные штаты США от Калифорнии до Флориды, пересекает двумя маршрутами горные и равнинные районы Мексики, Гватемалу.

В 1931 г. Н. И. Вавилов побывал в Дании и Швеции.

В 1932 – 1933 гг., после VI Международного генетического конгресса в Итаке (США) , на котором Н. И. Вавилов был избран вице-президентом, он объехал ряд провинций Канады и затем совершил обследование земледельческих районов большинства стран Центральной и Южной Америки: Сальвадора, Коста-Рики, Никарагуа, Панамы, Перу, Боливии, Чили, Аргентины, Уругвая, Бразилии, Тринидада, Кубы, Пуэрто-Рико. И в этом путешествии удивляет интенсивность работы Николая Ивановича – знакомство с научными учреждениями, ботаническими садами, рынками, фермами, сбор семян и плодов, сельскохозяйственных культур и других полезных растений, лекции и доклады, интервью журналистам, поиск, приобретение и пересылка научной литераруры.

В 1934 – 1939 гг. ежегодными экспедициями были охвачены все земледельческие районы Кавказа и Закавказья, а в 1940г. Н. И. Вавилов возглавил большую комплексную экспедицию по западным областям Белоруссии и Украины.

В итоге с 1923 по 1940 г. Вавиловым и другими сотрудниками ВИРа было совершено 180 экспедиций, из них 40 – в 65 зарубежных стран. Мировая коллекция института к 1940 г. состояла из 250 тыс. образцов, из них 36 тыс. образцов пшеницы, 10 тыс. – кукурузы, 23 тыс. – кормовых и т. д.

Pages: 1 2 3 4 5

Збережи - » Академик Н. И. Вавилов . З'явився готовий твір.

Академик Н. И. Вавилов





Шкільні предмети. Шкільна фізика. Уроки з англійської, французької, німецької мов.